Психолог Анжела Тимшина

Интеграция ССТ и аналитической психологии


Интеграция системной семейной психотерапии и юнгианского подхода.

Моя первая профессиональная идентичность — системная семейная психотерапия, и мое профессиональное становление проходило в системном методе с 2004 года.

А  с 2007 года я начала проходить личную терапию в юнгианском анализе. Терапия перешла в собственно психоанализ,  и с тех пор я нахожусь в двух  плоскостях:

- в системном методе

- в юнгианском анализе.

Мне когда-то казалось, что эти плоскости совершенно не пересекаются, поскольку имеют различия в  методологической, идеологической  и  философской базе.

Но я ошибалась.

На сегодняшний день у меня получилось эти плоскости пересечь друг с другом и интегрировать. И не без помощи множества прочитанных книг. Одной из такой книг, оказалась книга семейного психотерапевта - Ричарда Шварца. Ему удалось гуманизировать классическую системную терапию и элегантно объединить теорию систем с идеями о множественности психики. Р. Шварц  предложил изменять в клиенте/пациенте интрапсихические системы и сообщил, что в этом нет ничего нового, т.к. шаманы занимаются этим веками во многих племенах.  До Ричарда Шварца  мало было написано, среди семейных терапевтов, о функционировании интрапсихической системы (взаимодействием частей-субличностей) наряду с функционированием семейной системы.

Шварц опирался на работы Юнга и юнгианцев.

Цитата из книги Ричарда Шварца: «Тогда как Ассаджиоли видел множество субличностей, Юнг классифицировал эти сущности как комплексы, в основном - отрицательные, и архетипы, в основном - положительные. Также он использовал такие понятия, как Персона, Тень, Анима, Анимус, и далее развивал их». 

Таким образом, Карл Юнг, разработав концепцию множественности психики, возвел их происхождение к коллективному бессознательному.

Цитата из книги Р. Шварца: «Как Юнг, так и Ассаджиоли придерживались идеи существования, помимо субличностей, еще и Я, или Самости, или Центра, отличающегося от частей. Оба видели это так, как будто Самость, или Я, было тем состоянием психики, которого лишь предстояло достичь состоянием неосуждающего, ясного видения.  Я переключился на работы авторов-юнгианцев, развивающих технику активного

воображения (Hillman, 1975; Johnson, 1986), и других юнгианцев, занимавшихся развитием подхода, называемого «диалог голосов», для установления контакта с тем, что они называли внутренними голосами и познанием Самости (Stone, Winkelman, 1985).»